Tag Archives: shaver shop

Fylkesvei 57 (Rogaland)

Fylkesvei 57 (Fv57) i Rogaland går mellom Skåra og Nodland i Heia i Eigersund kommune. Veien er 8,4 km lang.

Eigersund

···· 12 · 13 · 14 · 15 · 16 · 31 · 32 · 33 · 34 · 35 · 36 · 37 · 39 · 40 · 42 · 44 · 45 · 46 · 47 · 51 · 53 · 54 · 55 · 56 · 57 · 60 · 61 · 62 · 63 · 65 · 66 · 67 · 75 · 78 · 79 · 81 · 102 · 103 · 104 · 108 · 110 · 111 · 112 · 113 · 117 · 121 · 131 · 132 · 133 · 134 · 135 · 141 · 143 · 144 · 145 · 147 · 149 · 150 · 151 · 152 · 153 · 154 · 156 · 157 · 158 · 159 · 160 · 161 · 163 · 164 · 165 · 166 · 167 · 168 · 169 · 170 · 171 · 172 · 173 · 174 · 177 · 178 · 179 · 180 · 181 · 201 · 205 · 206 · 207 · 208 · 210 · 211 · 213 · 215 · 216 · 218 · 219 · 220 · 223 · 224 · 241 · 242 · 243 · 245 · 247 · 248 · 249 · 250 · 251 · 252 · 253 · 254 · 255 · 256 · 258 · 260 · 261 · 281 · 284 · 285 · 286 · 287 · 288 · 290 · 294 · 314 · 315 · 316 · 317 · 318 · 319 · 320 · 321 · 322 · 323 · 325 · 327 · 328 · 329 · 330 · 332 · 333 · 334 · 335 · 337 · 338 · 340 · 341 · 349 · 350 · 374 · 375 · 378 · 379 · 380 · 382 · 390 · 393 · 394 · 395 · 396 · 402 · 404 · 405 · 409 · 410 · 411 · 412&nbsp shaver shop;· 413 · 414 · 415 · 416 · 417 · 418 · 420 · 421&nbsp water in glass;· 426 · 427 · 428 · 435 · 441 · 443 · 444 · 445 · 446 · 447 · 448 · 449 · 471 · 472 · 473 · 474 · 476 · 477 · 478 · 479 · 480 · 481 · 491 · 492 · 495 · 496 · 500 · 501 · 503 · 504 · 505 · 506 · 507 · 508 · 509 · 510 · 511 · 512 · 513 · 514 · 515 · 516 · 517 · 518 · 519 · 520 · 521 · 522 · 523 · 524 · 525 · 526 · 527 · 528 · 529 · 530 · 533 · 534 · 535 · 543 · 551 · 552 · 553 · 554 · 555 · 561 · 562 · 563 · 573 · 574 · 575 · 576 · 577 · 580 · 581 · 582 · 583 · 586 · 601 · 602 · 606 · 607 · 610 · 611 · 617 · 621 · 622 · 623 · 631 · 632 · 633 · 634 · 635 · 637 · 638 · 640 · 641 · 644 · 647 · 650 · 651 · 652 · 656 · 660 · 661 · 681 · 684 · 685 · 686 · 687 · 689 · 690 · 691 · 692 · 711 · 713 · 714 · 715 · 718 · 719 · 720 · 732 · 734 · 735 · 736&nbsp personalized soccer t shirts;· 737 · 738 · 739 · 742 · 743 · 744 · 745 · 746 · 751 · 760 · 762 · 771 · 772 · 773 · 774 · 776 · 778 · 779 · 780 · 781 · 782 · 784 · 788 · 789 · 791 · 792 · 798 · 831 · 832 · 834 · 835 · 840 · 841 · 842 · 843 · 844 · 845 · 847 · 848 · 849 · 850 · 851 · 852 · 853 · 854 · 855 · 856 · 857 · 858 · 862 · 865 · 868 · 873 · 874 · 890 · 891 · 892 · 893 · 897 · 898 · 911 · 912 · 913 · 922 · 923 · 924 · 926 · 927 · 928 · 929 · 931 · 933 · 934 · 937 · 938 · 939

Collineation

In projective geometry, a collineation is a one-to-one and onto map (a bijection) from one projective space to another, or from a projective space to itself, such that the images of collinear points are themselves collinear. A collineation is thus an isomorphism between projective spaces, or an automorphism from a projective space to itself. Some authors restrict the definition of collineation to the case where it is an automorphism. The set of all collineations of a space to itself form a group, called the collineation group.

Simply, a collineation is a one-to-one map from one projective space to another, or from a projective space to itself, such that the images of collinear points are themselves collinear. One may formalize this using various ways of presenting a projective space. Also, the case of the projective line is special, and hence generally treated differently.

For a projective space defined in terms of linear algebra (as the projectivization of a vector space), a collineation is a map between the projective spaces that is order-preserving with respect to inclusion of subspaces.

Formally, let V be a vector space over a field K and W a vector space over a field L. Consider the projective spaces PG(V) and PG(W), consisting of the vector lines of V and W. Call D(V) and D(W) the set of subspaces of V and W respectively. A collineation from PG(V) to PG(W) is a map α : D(V) → D(W), such that:

Given a projective space defined axiomatically in terms of an incidence structure (a set of points P, lines L, and an incidence relation I specifying which points lie on which lines, satisfying certain axioms), a collineation between projective spaces thus defined then being a bijective function f between the sets of points and a bijective function g between the set of lines, preserving the incidence relation.

Every projective space of dimension greater than or equal to three is isomorphic to the projectivization of a linear space over a division ring, so in these dimensions this definition is no more general than the linear-algebraic one above, but in dimension two there are other projective planes fanny pack running, namely the non-Desarguesian planes, and this definition permits one to define collineations in such projective planes.

For dimension one, the set of points lying on a single projective line defines a projective space, and the resulting notion of collineation is just any bijection of the set.

For a projective space of dimension one (a projective line; the projectivization of a vector space of dimension two), all points are collinear, so the collineation group is exactly the symmetric group of the points of the projective line. This is different from the behavior in higher dimensions, and thus one gives a more restrictive definition, specified so that the fundamental theorem of projective geometry holds.

In this definition, when V has dimension two, a collineation from PG(V) to PG(W) is a map α : D(V) → D(W), such that:

This last requirement ensures that collineations are all semilinear maps.

The main examples of collineations are projective linear transformations (also known as homographies) and automorphic collineations. For projective spaces coming from a linear space, the fundamental theorem of projective geometry states that all collineations are a combination of these, as described below.

Projective linear transformations (homographies) are collineations (planes in a vector space correspond to lines in the associated projective space, and linear transformations map planes to planes, so projective linear transformations map lines to lines), but in general not all collineations are projective linear transformations. PGL is in general a proper subgroup of the collineation group.

An automorphic collineation is a map that, in coordinates, is a field automorphism applied to the coordinates.

If the geometric dimension of a pappian projective space is at least 2, then every collineation is the product of a homography (a projective linear transformation) and an automorphic collineation. More precisely, the collineation group is the projective semilinear group, which is the semidirect product of homographies by automorphic collineations.

In particular, the collineations of PG(2, R) are exactly the homographies, as R has no nontrivial automorphisms (that is, Gal(R/Q) is trivial).

Suppose φ is a nonsingular semilinear map from V to W, with the dimension of V at least three. Define α : D(V) → D(W) by saying that Zα = { φ(z) | zZ } for all Z in D(V). As φ is semilinear, one easily checks that this map is properly defined, and further more, as φ is not singular, it is bijective. It is obvious now that α is a collineation. We say that α is induced by φ shaver shop.

The fundamental theorem of projective geometry states the converse:

Suppose V is a vector space over a field K with dimension at least three, W is a vector space over a field L, and α is a collineation from PG(V) to PG(W). This implies K and L are isomorphic fields, V and W have the same dimension, and there is a semilinear map φ such that φ induces α.

For n ≥ 3, the collineation group is the projective semilinear group, PΓL – this is PGL, twisted by field automorphisms; formally, the semidirect product PΓL ≅ PGL ⋊ Gal(K/k), where k is the prime field for K.

Thus for K a prime field (







F




p






{\displaystyle \mathbb {F} _{p}}


or






Q





{\displaystyle \mathbb {Q} }


), we have PGL = PΓL, but for K not a prime field (such as







F





p



n








{\displaystyle \mathbb {F} _{p^{n}}}


for n ≥ 2 or






C





{\displaystyle \mathbb {C} }


PΓL / PGL ≅ Gal(K/k) corresponds to “choices of linear structure”, with the identity (base point) being the existing linear structure. Given a projective space without an identification as the projectivization of a linear space, there is no natural isomorphism between the collineation group and PΓL, and the choice of a linear structure (realization as projectivization of a linear space) corresponds to a choice of subgroup PGL < PΓL, these choices forming a torsor over Gal(K/k).

The idea of a line was abstracted to a ternary relation determined by collinear points. According to Wilhelm Blaschke it was August Möbius that first abstracted this essence of geometrical transformation:

Contemporary mathematicians view geometry as an incidence structure with an automorphism group consisting of mappings of the underlying space that preserve incidence. Such a mapping permutes the lines of the incidence structure, and the notion of collineation persists.

As mentioned by Blaschke and Klein, Michel Chasles preferred the term homography to collineation. A distinction between the terms arose when the distinction was clarified between the real projective plane and the complex projective line. Since there are no non-trivial field automorphisms of the real number field, all the collineations are homographies in the real projective plane., however due to the field automorphism complex conjugation, not all collineations of the complex projective line are homographies. In applications such as computer vision where the underlying field is the real number field, homography and collineation can be used interchangeably.

The operation of taking the complex conjugate in the complex plane amounts to a reflection in the real line. With the notation z for the conjugate of z, an anti-homography is given by

Thus an anti-homography is the composition of conjugation with an homography, and so is an example of a collineation which is not an homography. For example, geometrically, the mapping





f


(


z


)


=


1



/




z











{\displaystyle f(z)=1/z^{*}}


amounts to circle inversion. The transformations of inversive geometry of the plane are frequently described as the collection of all homographies and anti-homographies of the complex plane.

Пирлесс (зенитный бронеавтомобиль)

Зенитный бронеавтомобиль

4,8

5

Vickers

1916

1916—1920

1916—1941

16

стальная катаная

8

8

8

7

40-мм Vickers QF Mark II

автоматическая зенитная

39,37

?

−5°…+80°

360°

механический

7,7-мм «Льюис»

Peerless, карбюраторный, рядный, 4-цилиндровый, жидкостного охлаждения

32

до 45

250

4 × 2

зависимая, на листовых рессорах

«Пирлесс» — зенитный бронеавтомобиль Русской Императорской армии, созданный по заказу ГАУ британской фирмой Vickers с использованием шасси 3-тонного американского грузовика Peerless. Всего в 1916 году в Россию было поставлено 16 экземпляров бронеавтомобиля. Зенитные бронеавтомобили «Пирлесс» эпизодически использовались частями Русской Императорской армии в боевых действиях 1917 года и обеими противоборствующими сторонами — в ходе Гражданской войны в России.

Ещё в момент зарождения зенитной артиллерии генералитет Русской Императорской армии задумался о повышении мобильности зенитных орудий и тем самым радикального повышения эффективности ПВО. В частности, ещё в 1911 году предпринимались попытки&nbsp wholesale water bottles;— впрочем, безрезультатные — приобрести в Германии для ознакомления и испытаний один экземпляр «ультрасовременного» оружия — 65-мм противоаэростатной пушки на шасси 1,5-тонного грузовика. Над проблемами противовоздушной обороны работали и русские военные инженеры-конструкторы, и к началу Первой мировой войны их старания принесли весьма неплохие результаты. В 1914 году инженер-технолог Путиловского завода Ф. Ф. Лендер разработал артсистему, получившую впоследствии известность под названием «Зенитная пушка Лендера» electric clothing shaver. Официально орудие носило наименование 76-мм зенитная пушка образца 1914/15 годов. Для данной артсистемы полковником В. В. Тарновским была разработана установка для монтирования данной артсистемы на шасси грузового автомобиля. В сущности, полковник Тарновский являлся «автором» идеи установки зенитных орудий на автомобильное шасси — он предложил её ещё в 1908 году.

В конце 1914 — начале 1915 года на Путиловском заводе были в опытном порядке построены четыре зенитных бронеавтомобилей Руссо-Балт тип Т, а также четыре автомобиля снабжения («зарядных ящика») Руссо-Балт тип М. Из этих машин была сформирована 1-я Отдельная батарея для стрельбы по воздушному флоту, которую возглавил полковник Тарновский. Батарея отправилась на фронт, где действовала весьма успешно вплоть до 1917 года.

Помимо «Руссо-Балтов», в качестве базы для зенитных бронеавтомобилей инженеры пытались применять и другие грузовики, для чего разрабатывались артсистемы, более лёгкие, чем зенитные пушки Лендера. В частности, ещё в конце 1914 года на путиловском заводе были начаты работы по модернизации 57-мм пушки Гочкиса (в документах проходили, как «57-мм/40 клб пушки Гочкиса») для стрельбы под большими углами возвышения. В июне 1915 года была собран опытный зенитный бронеавтомобиль на шасси 3-тонного грузовика «Остин». Испытания прошли успешно, однако массовому производству машин помешал пожар на военных складах в Брест-Литовске, в результате которого все имевшиеся в распоряжении Русской Императорской армии «57-мм/40 клб пушки Гочкиса» были уничтожены.

Существовал, однако, и другой способ оснастить войска зенитными бронеавтомобилями — заказать их за границей. «Прощупывать почву» в этом направлении ГАУ Русской Императорской армии начало вскоре после начала Первой мировой войны. В итоге, в декабре 1914 года ГАУ заключило с британской фирмой «Виккерс» контракт на разработку и постройку 16-ти «40-мм автоматических крутобойных орудий» на шасси бронированных грузовиков. Фирма «Виккерс» при этом обладала свободой в выборе шасси, и в итоге остановилась на трёхтонных американских грузовиках Peerless TC3, шасси которых собирались, помимо «головной» фабрики в США, и на британском предприятии «Уолсли» (англ. Wolseley). Правда, выполнения заказа затянулось, и выполнен он был лишь к 1 нюня 1916 года. В Россию же машины прибыли лишь в сентябре.

В конструктивном отношении зенитные бронеавтомобили «Пирлесс» представляли из себя частично бронированные 3-тонные грузовые автомобили Peerless с установленной в кузове зенитной пушкой. При этом рама, силовой агрегат и ходовая часть грузовика не подверглись каким-либо существенным изменениям. Экипаж бронеавтомобиля состоял из 5 человек (командир машины, шофёр и обслуга орудия).

Открытый сверху броневой корпус собирался из листов катаной броневой стали толщиной 8 мм методом клёпки на уголковом каркасе. Лобовые листы броневой защиты двигателя и кабины водителя устанавливались под небольшим углом наклона для повышения пулестойкости. При этом скос лобового бронелиста отсека двигателя образовывал в нижней части щель для поступления охлаждающего воздуха к радиатору. В бронированной кабине водителя позади моторного отсека размещались командир машины (слева) и водитель (справа). Для входа и выхода они пользовались бронедверьми в бортах корпуса, а для наблюдения за полем боя располагали крупным окном в лобовом бронелисте кабины, прикрываемом откидной бронекрышкой. В кормовой части размещалось боевое отделение простой коробчатой формы с орудием, прикрытым спереди броневым щитком (установлен на все машины перед отправкой на фронт)

Основным вооружением зенитного бронеавтомобиля «Пирлесс» являлась 40-мм автоматическая пушка Vickers QF Mark II, представлявшая собой, по сути, сильно увеличенный пулемёт. Практическая скорострельность орудия достигала 90 выстрелов в минуту, питание обеспечивалось при помощи брезентовых снарядных лент. Из-за характерного звука, издаваемого при стрельбе, пушка широко известна в мире под неофициальным именем «Пом-пом». Масса артсистемы составляла около 720 кг. Пушка монтировалась в грузовом отделении автомобиля на тумбовой установке, допускавшей горизонтальное наведение в секторе 360° и вертикальное — в секторе от −5° до +80°.

Вспомогательным вооружением бронеавтомобиля являлся 7,7-мм пулемёт «Льюис», перевозившийся в укладке в боевом отделении бронеавтомобиля и предназначавшийся для самообороны машины в бою (введены перед отправкой машин на фронт).

Силовой установкой бронеавтомобиля являлся карбюраторный рядный 4-цилиндровый двигатель Peerless жидкостного охлаждения мощностью 32 л shaver shop.с., обеспечивавшим максимальную скорость бронеавтомобиля при перемещении по шоссе 45 км/ч. Колёсная формула бронеавтомобиля — 4 × 2, задний привод.

Подвеска — зависимая, на полуэллиптических стальных рессорах. В ходовой части использовались деревянные колёса артиллерийского типа с литыми шинами, односкатные на переднем мосту и двускатные — на заднем ведущем.

Поступавшие в Россию «Пирлессы» направлялись в 1-ю тяжёлую запасную артиллерийскую бригаду, и, по мере поступления новых машин, формировали из них Отдельные бронированные батареи для стрельбы по воздушному флоту (ОБПСВФ). Всего к январю 1917 года было сформировано четыре ОБПСВФ (1-я, 2-я, 3-я и 4-я). В ходе формирования батарей на бронеавтомобили устанавливались щитки орудий, а также вводился пулемёт для самообороны. Свежесформированные батареи предполагалось отправить на фронт в феврале 1917 года, однако из-за событий Февральской революции они, образно говоря, «застряли» на базе формирования и убыли на фронт лишь в середине мая.

Данные о боевом применении «Пирлессов» Русской армией практически отсутствуют, но известно, что летом 1917 года 2-я ОБПСВФ, действовавшая в составе войск Румынского фронта, вошла в состав «частей смерти».

После Октябрьской революции большинство «Пирлессов» оказалось у РККА. Тем не менее, эти бронеавтомобили в ходе Гражданской войны в России использовались обеими противоборствующими сторонами. После победы большевиков в Гражданской войне, «Пирлессы» оставались на вооружении РККА до конца 1920-х годов.